Как я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть

В данной статье я расскажу, как я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть. Я рассчитываю на то, что нижеприведённый текст будет свидетельствовать о некоторой моей компетентности в вопросах, поднимаемых в данном блоге по юридическим тематикам, связанным с Конституцией и Судебной властью, в том числе, по подаче жалоб в ЕСПЧ.

Как я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть
(на фото (2009г.) — действующие судьи военного суда...пока ещё в военной форме)

Итак, о том, что я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть России я узнал недавно и совершенно случайно – при подготовке иска, касающегося дискриминации при выплате пенсий военным пенсионерам. Сам этот «пенсионный» иск, скорее всего, дойдёт до Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) и в аналогичные исковые производства, скорее всего, будут вовлечены сотни тысяч военных пенсионеров. Этот иск может стать самым массовым исковым производством в ЕСПЧ. Суть иска в том, что государство, используя некоторые дискриминационные нормы пенсионного законодательства не доплачивает почти каждому военному пенсионеру около 40% его пенсии.

При подготовке материалов по этому «пенсионному» иску и для уточнения статуса военных прокуроров, которые упоминаются в этом иске, было мною установлено, что прокуратура перестала входить в состав Судебной власти России! Да, да, да – вы не ошиблись в прочитанном: прокуратура с 1993 года по 2014 год входила в состав Судебной власти! А сейчас она уже туда не входит.

Вы удивитесь: да не может такого быть, чтобы та сторона, что обвиняет, была бы причислена к той власти, что судит! Ответ — может!

Да, прокуратура страны не осуществляла правосудие, но по внешним признакам, она входила в состав Судебной власти. (Прошу запомнить понятие – «внешние признаки». Это понятие мною взято из практики ЕСПЧ и я буду часто им пользоваться. Это понятие не имеет чётко выраженного определения, но его можно с большой эффективностью применять в случаях, аналогичных случаям из практики ЕСПЧ.)

Смотрим главу 7 Конституции, действовавшей с 1993 по 2014 год (подробнее здесь). Внимательно читаем название главы — «Судебная власть»! Смотрим и удостоверяемся в том, что в самой главе перечислены все органы Судебной власти (все судебные структуры страны) и,…...в самом конце главы, находим прокуратуру.

Т.е., по внешним признакам (исходя из названия главы 7) выходило так, что в состав Судебной власти входила прокуратура.  Да, повторяю, прокуратура не осуществляла правосудие, …но в состав Судебной власти входила! Этот ляп был мною замечен ещё в 2002 году (все контакты, указанные по этой ссылке – давно не рабочие), когда я инициировал иск против Министерства Обороны по поводу неправильно начисляемых нам надбавок к денежному довольствию, связанных с применением районных коэффициентов. Тогда, на одном из судебных заседаний появился военный прокурор и заявил, что никаких нарушений он не усматривает. Я и задался вопросом: а на каком основании в дело влез прокурор? Тогда же я и увидел этот ляп в Конституции.

Естественно, я по поводу этого ляпа обратился в Конституционный Суд страны. Естественно, оттуда мне ответили, что в связи с тем, что, повторяю, прокуратура не осуществляет правосудие, то и не усматривается нарушение моих прав. Этот ответ меня не удовлетворил и, позже (когда я уже уволился из армии), в ЕСПЧ мною была направлена дополнительная жалоба – уже по поводу прокуроров. Но, т.к. я нарушил сроки подачи жалобы в ЕСПЧ (не более 6 месяцев) и другие процедурные моменты, принятые в ЕСПЧ, моя жалоба (все мои жалобы) не была рассмотрена по существу (хотя они и были признаны вначале приемлемыми).  Прошу снисходительно отнестись к оценке тех моих первых жалоб в ЕСПЧ: тогда вообще мало кто слышал в России про этот суд, а про процедурные тонкости подачи жалоб в ЕСПЧ я узнал лишь после увольнения из армии.

Я уже и забыл про те свои жалобы, если бы недавно не задался вопросом о нынешнем статусе прокуроров. А оказалось, что в 2014 году, название главы 7 Конституции изменилось на — «Судебная власть и прокуратура»!!!

Т.е., теперь (исходя из названия главы 7) прокуратура выделена из состава Судебной власти страны. Учитывая, что со всеми входящими в ЕСПЧ жалобами ознакамливается  представитель России (с дальнейшим транслированием почти каждой жалобы в Москву) я вправе смело предположить, что именно моя жалоба по прокуратуре стала причиной изменения Конституции страны. Да, моя жалоба не была рассмотрена в ЕСПЧ, но ляп в Конституции, который мною был обнаружен – устранён. Правда, ждать этого пришлось 11 лет.

Желающим оспорить моё утверждение (про моё первенство в этом вопросе) – пожалуйста, присылайте вашу аргументацию и доказательства, я рассмотрю их, и откажусь от своего первенства.

Могут быть возражения, что Конституцию изменили и не догадываясь про мою жалобу в ЕСПЧ. Т.е., другими словами, все-все юристы страны, имеющие какой-либо вес в Законодательной и Судебной властях, настолько некомпетентны, что увидели ляп в Конституции страны лишь спустя 11 лет после того, как этот ляп был озвучен в международном суде (в ЕСПЧ) человеком (мною), не имеющим юридического образования?! Всё-таки я не думаю, что юристы при нашей власти настолько тупы. Просто, скорее всего, юристы ждали момент, когда можно будет убрать этот, обозначенный мною ляп из Конституции. И убрали его в рамках общей недавно проведённой реформы Судебной власти.

Если кто-то предположит, что я не прав в своих утверждениях по поводу связи между названием главы и составом Судебной власти, то пускай этот «кто-то» ответит на вопрос: зачем вообще менять название главы Конституции, если изменение названия не несёт изменения сути содержания главы? Пускай бы название оставалось прежним. Так нет же – изменили название, изменив, фактически внешний признак, по которому характеризовался состав Судебной власти страны.

В пользу того, что изменения в названии главы Конституции связаны с моей жалобой говорит и тот факт, что и в самой Судебной власти мне также удалось внести изменения. Кроме того, что из состава Судебной власти я вывел прокуратуру, мне также удалось прекратить прохождение военной службы в военных судах страны. Да, да, судьи в военных судах (до 29.06.2009 года) проходили военную службу! (см. изменения в ст.26 и ст.27 здесь или здесь). Т.е., под мантиями судей (до 2009 года) в военных судах находились люди, проходившие военную службу и имевшие воинские звания! Т.е., один и тот же человек был и судьёй и военнослужащим! О какой независимости судей могла идти речь? И этот ляп в Судебной власти также мною был озвучен отдельной жалобой в ЕСПЧ в 2003 году.

В ЕСПЧ уже давно такое двоякое положение военных судей было признано нарушением Конвенции (статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство»). Даже, если отсутствовали какие-либо факты, доказывающие предвзятость военных судей, один факт наличия внешнего признака такого, как какая-либо действующая принадлежность судьи к вооружённым силам (например, ношение военной формы, наличие воинского звания и т.д.), являлся достаточным аргументом считать всякие судебные заседания, проводимые такими судьями, нарушающими статью 6 Конвенции.

Опять же Конституционный Суд страны на мою жалобу по поводу судей-военнослужащих отвечал, что, т.к. конкретные факты предвзятости судей военных судов мною не приведены, то и вопрос об их независимости не может быть рассмотрен. А тот факт, что судьи военных судов являются также лицами, проходящими военную службу и носящими военную форму, не является достаточным основанием для сомнений в их независимости. Т.е., для Конституционного Суда (в отличие от ЕСПЧ) понятие «внешние признаки» не существует. Хоть я и указывал, что судебное заседание с моим участием проводил судья в военной форме в звании подполковника.

ЕСПЧ мою жалобу и по судьям-военнослужащим также признал вначале приемлемой, но потом отказал в её рассмотрении (скорее всего, опять же, из-за пропуска срока подачи жалобы в 6 месяцев и из-за отсутствия весомых аргументов объяснявших этот пропуск). Обычно, в любой судебной практике так и происходит: ответчик сразу же заявляет суду, что срок подачи иска (жалобы) пропущен, объяснения заявителя о причинах пропуска этого срока признать несостоятельными (если, такие объяснении вообще присутствуют) и т.д. И суд часто идёт в таких случаях на встречу ответчику.

Опять же, привожу тот же аргумент: если был я не прав по поводу судей-военнослужащих, то зачем сняли с них погоны и лишили их права прохождения военной службы в судах (как это было до 2009г.)?

Намного позже я уточнял у знакомых юристов давность появления вопроса по поводу судей-военнослужащих: этот вопрос в России поднимался в узких кругах ещё до моих жалоб в ЕСПЧ, но на международный уровень в адрес России, кажись, я первым вынес эту проблему. Во всяком случае, я готов пересмотреть свою позицию (по своему первенству) и в этом вопросе в случае предоставления мне соответствующих аргументов и доказательств.

Данная статья является некоей вводной частью ко всему тому материалу (на юридические тематики), что будет мною печататься в блоге. Цель данной статьи – показать мою компетентность. Да, я согласен с тем, что моя компетентность считалась бы предельно высокой, если бы я выиграл в ЕСПЧ все свои жалобы. Но я считаю, что и существующий уровень достаточен для доверия мне в вопросах инициирования массового искового производства в защиту пенсионеров (в том числе и военных): не многие могут заявить, что лично стали инициаторами изменения Конституции и Судебной власти.