ЕСПЧ о месте преступления в деле крушения рейса MH17: ракету запускали откуда-то с востока Украины

В документе от ЕСПЧ ключевое слово – ОТКУДА-ТО («from somewhere»). Несомненно, попадание этого документа в материалы суда в Нидерландах окажет весомое влияние на процесс, т.к. вряд ли можно предъявить кому-либо обвинение, если место преступления установлено с точностью «откуда-то».

Документ, о котором идёт речь – это пресс-релиз Секретариата ЕСПЧ при уведомлении России о поданных против неё родственниками погибших пассажиров рейса MH17 жалобах. Этому релизу уже почти два года (опубликован 04.04.2019г. здесь ), но за это время он так и не был оценён российскими чиновниками. А зря. Значимость его в том, что в нём дана краткая оценка доказательствам, большинство из которых аналогичны тем, что рассматриваются гаагским судом.

Пресс-релиз хоть и составлялся Секретариатом ЕСПЧ со стандартной для таких случаев оговоркой — релиз ни к чему Суд не обязывает, — но, тем не менее, в нём описывается юридически значимое действие Суда в отношении России – коммуницирование жалоб. В обоснование этого действия Секретариатом дано описание причин, по которым ЕСПЧ его совершил. Также даётся краткий анализ, что архиважно, ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, на которые сослались в жалобах родственники жертв.

Несомненно, без получения разъяснений от судей ЕСПЧ юристы Секретариата Суда вряд ли бы составили данный релиз. Это особенно очевидно, если учесть, что до выпуска релиза ЕСПЧ объединил жалобы, поданные в 2016 году против России с жалобами 2018 года – а это ещё одно действие, которое никак не могло произойти без судей ЕСПЧ, что придаёт каждому слову релиза особую значимость.

Учитывая данное обстоятельство проверим обоснованность вывода ЕСПЧ в отношении огромного труда экспертов, описанного в Отчёте 13.10.2015г. DSB (Нидерландский Совет по безопасности). Правда, вся оценка труда DSB уместилась в одну фразу из релиза ЕСПЧ: «В его окончательном отчете, …, был сделан вывод, что самолет был сбит ракетой, выпущенной из зенитно-ракетного комплекса «Бук» ОТКУДА-ТО из района восточной Украины» («Its final report, issued in October 2015, concluded that the plane had been hit by a missile launched from a Buk surface-to-air missile system from somewhere in an area of eastern Ukraine»).

Справочно: «from somewhere» переводится только в единственном варианте — «ОТКУДА-ТО», синонимами которого являются: «неизвестно откуда», «откуда угодно». Значение неопределённого местоименного наречия «откуда-то» — «Из какого-то, точно не известного места».

По сути всё, что касается самого главного аспекта всего Отчёта DSB – сиречь места преступления (места пуска ракеты), — описано в 35 фразах п. 3.8.6 «Моделирование траектории полета ракеты» и п. 10.2.11 раздела 10 «ВЫВОДЫ». В этих пунктах нужно обращать внимание и на то, что в них отсутствует.

В окончательных выводах в п. 10.2.11 указана лишь величина той площади («около 320 кв. км»), с которой могла быть запущена ракета и дана ориентировка её местонахождения — «на востоке Украины». У этой площади нет абсолютно никаких «привязок» к координатам или ориентирам. Пункт заканчивается выводом о необходимости дальнейших расследований.

Это как если бы, приглашённые на место убийства эксперты-баллистики заявили бы прокурору: «Стреляли из снайперской винтовки СВД, воооон из того посёлка на востоке, из окна площадью 1,53 кв.м. А из какого дома стреляли – мы вам не скажем, т.к. для этого нужны другие экспертизы, которые нас, баллистиков, не касаются». Интересные эксперты оказались.

Следует особо отметить, что площадь вычислена с поразительной точностью. Так, если изменить периметр на мизерные 1,58% (!), то площадь станет либо «около 310», либо «около 330» кв.км. Это что ж за такая методика применена, при которой достигнута такая высокая точность (условная)? Этот вопрос адвокаты могут поднять в суде для последующего анализа как самой методики, так и удивительных результатов вычислений. Ситуацию по поиску каких-либо географических «привязок» места преступления никак не проясняет и п.3.8.6 с его иллюстрациями (рис. 62-65), на которых визуализированы результаты моделирований в части, касающейся местонахождения района пуска ракеты. На всех иллюстрациях, кроме последней на рис. 65, приведены предполагаемые районы пуска, и авторство данных иллюстраций (рис. 62-64) принадлежит, соответственно: Голландской национальной аэрокосмической лаборатории (NLR); Киевскому НИИ «Судебной экспертизы»; ЗАО «Алмаз-Антей». Лишь авторство рис. 65 принадлежит собственно DSB.

При анализе Отчёта всегда нужно помнить, что расследование проводил именно DSB и, следовательно, все итоговые выводы в его отчёте (в отношении установленных им фактов) должны звучать от его имени, а не от имени третьих сторон: лабораторий, ЗАО и т.п. В Отчёте есть несколько эпизодов, когда какие-либо выводы лабораторий (NLR, TNO и т.п.) «легализовывались» уже под «брендом» DSB (см. п. 2.19.4). Но в этих случаях сам DSB давал отсылку к ним с последующей их ретрансляцией в свои итоговые выводы.

Ничего подобного в п. 3.8.6 мы не видим. В нём даны (от трёх разных учреждений) три совершенно равноценных результата моделирования, в отношении которых DSB не дал никакой своей оценки, кроме утверждений о географической схожести результатов (для  последующей их компиляции на рис. 65) и о необходимости дальнейших расследований.

И даже эта простейшая компиляция не обошлась без существенной компрометации, что указывает на низкий уровень компетенции экспертов от DSB. На рис. 65 был перенесён результат моделирования от украинской стороны (рис. 63), который представлен в абсолютно обезличенном виде. На нём нет не только координат, но нет даже каких-либо названий: вообще нет никаких ориентиров, что делает его неотличимым от похожего пейзажа, например, в США или Китае.

Таким образом и в п. 3.8.6 нет никаких намёков на то, что DSB ограничил какой-то район (например, «прямыми линиями, соединяющими точки 1, 2, 3 и 4 с координатами: …»), а затем и вычислил площадь этого района. Отсюда следует закономерный вопрос – а как так вообще можно было вычислить площадь места преступления, если его границы никоим образом не «привязаны» к местности? И не следует ли из этого отсутствия «привязки» вывод о сокрытии Нидерландами улик?

Кстати, «из района восточной Украины» — это очень относительное понятие, учитывая, что районы восточной Украины начинаются сразу же за Киевом на восток. Это, если поделить Украину пополам по срединному для неё меридиану. А помня тот факт, что в этих районах находились украинские БУКи, то, можно считать, что и украинские войска находятся под подозрением в причастности к преступлению.

ЕСПЧ не мог более конкретно указать место преступления, т.к. сами родственники жертв предъявили такое доказательство (Отчёт DSB), в котором район пуска ракеты указан с абсолютно низкой точностью «откуда-то», т.е. неизвестно откуда.

Если кто-либо из подозреваемых, например Сергей  Дубинский, начнёт дистанционно участвовать в процессе, то его  ходатайство в суд о приобщении к материалам дела пресс-релиза ЕСПЧ очень сильно ударит по обвинению: нельзя кого-то привлечь к ответственности, если место преступления находится неизвестно где, но его площадь очень точно измерена. Таких ходатайств, требующих пояснений от прокуроров (от DSB, лабораторий NLR, TNO и т.д.) Сергей Дубинский может подать по многим аспекта (о них чуть позже) и тем самым сбить то давление по времени, под которым находятся адвокаты Олега Пулатова. Нужно только грамотно выбрать время для начала последовательной подачи этих ходатайств. Хуже не будет от такого вхождения в процесс.

P.S. Кстати, ровно за три года до релиза ЕСПЧ на странности в п. 3.8.6 Отчёта DSB было обращено здесь.

P.P.S. Оперативно по теме катастрофы рейса MH17 на Telegram-канале «Кейс MH17» — https://t.me/case_mh17

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии