Изменил Конституцию и Судебную власть

В статье рассказано, как я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть. Нижеприведённые факты — свидетельства о некоторой моей компетентности в вопросах юриспруденции.

Как я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть
на фото (2009г.) — действующие судьи военного суда...пока ещё в военной форме

Итак, о том, что я через ЕСПЧ изменил Конституцию и Судебную власть России я узнал недавно и случайно. При подготовке материалов к одному иску мною уточнялся статус упоминаемых в нём военных прокуроров. Выяснилось, прокуратура перестала входить в состав Судебной власти России! Нет ошибки в прочитанном: прокуратура с 1993г. по 2014г. входила в состав Судебной власти! А сейчас уже не входит.

Возможны удивления: да не может такого быть, чтобы та сторона, что обвиняет, была бы причислена к той власти, что судит! Ответ — может!

Да, прокуратура страны не осуществляла правосудие, но по внешним признакам, она входила в состав Судебной власти. (Понятие «внешние признаки» широко применяется в практике ЕСПЧ)

В главе 7 Конституции, действовавшей с 1993 по 2014 г.г. «Судебная власть»(!), перечислены все органы данной власти (все её структуры) и в самом конце главы находим ... прокуратуру.

Т.е. по внешним признакам (исходя из названия главы 7) выходило так, что в состав Судебной власти входила и прокуратура.  Да, повторяю, прокуратура не осуществляла правосудие, но в состав Судебной власти по Конституции входила! Этот ляп был мною замечен ещё в 2002г., когда я инициировал иск против Министерства Обороны по поводу неправильно начисляемых нам надбавок к денежному довольствию, связанных с применением районных коэффициентов. Тогда, на одном из судебных заседаний появился военный прокурор и заявил, что никаких нарушений он не усматривает. Я и задался вопросом — а на каком основании в дело влез прокурор? Тогда же я и увидел этот ляп в Конституции.

Естественно, по поводу этого ляпа я обратился в Конституционный Суд. Естественно, оттуда мне ответили, что в связи с тем, что прокуратура не осуществляет правосудие, то и не усматривается нарушение моих прав. Этот ответ меня не удовлетворил и позже (когда я уже уволился из армии) мною была направлена в ЕСПЧ дополнительная жалоба, но уже по поводу прокуроров в составе Судебной власти. Но, т.к. я нарушил сроки подачи жалобы в ЕСПЧ (не более 6 месяцев) моя жалоба не была рассмотрена по существу, хотя они и были признаны вначале приемлемыми.  Прошу снисходительно отнестись к оценке тех моих первых жалоб в ЕСПЧ: тогда вообще мало кто слышал в России про этот суд, а про сроки подачи жалоб в ЕСПЧ я узнал лишь после увольнения из армии.

Я уже и забыл про те свои жалобы, если бы недавно не задался вопросом о статусе прокуроров. А оказалось, что в 2014 году, название главы 7 Конституции изменилось на «Судебная власть и прокуратура»!

Т.е. теперь (исходя из названия главы 7) прокуратура выделена из состава Судебной власти страны. Учитывая, что со всеми входящими в ЕСПЧ жалобами ознакамливается  представитель России (с дальнейшим транслированием части жалоб в Москву) я вправе смело предположить, что именно моя жалоба по прокуратуре стала причиной изменения Конституции страны. Хоть моя жалоба не была рассмотрена в ЕСПЧ, но обнаруженный мною ляп в Конституции был устранён. Правда, ждать этого пришлось 11 лет до недавно проведённой реформы Судебной власти.

Желающим оспорить моё утверждение (про моё первенство в этом вопросе) – пожалуйста, присылайте вашу аргументацию, я рассмотрю её и, возможно, откажусь от своего первенства.

Если кто-то предположит, что я не прав в своих утверждениях по поводу связи между названием главы и составом Судебной власти, то пускай этот «кто-то» ответит на вопрос — зачем менять название главы Конституции, если изменение названия не несёт изменения сути и содержания главы? Пускай бы название оставалось прежним. Так нет же, изменили название, изменив внешний признак, по которому характеризовался состав Судебной власти страны.

В пользу того, что изменения в названии главы Конституции связаны с моей жалобой говорит и тот факт, что и в самой Судебной власти мне также удалось внести изменения. Кроме того, что из состава Судебной власти я вывел прокуратуру, мне также удалось прекратить прохождение военной службы судьями в военных судах страны. Да-да, судьи в военных судах (до 29.06.2009г.) проходили военную службу! (см. изменения в ст.26 и ст.27 здесь или здесь). Т.е. под мантиями судей (до 2009г.) в военных судах находились люди, проходившие военную службу и имевшие воинские звания! Один и тот же человек был и судьёй и военнослужащим. О какой независимости судей могла идти речь? И этот ляп в Судебной власти также мною был озвучен отдельной жалобой в ЕСПЧ в 2003 году.

В ЕСПЧ уже давно такой двоякий статус военных судей был признан нарушением Конвенции ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство». Наличие внешнего признака о действующей принадлежности судьи к вооружённым силам (например, ношение военной формы, воинское звание и т.д.) являлся достаточным основанием считать всякие судебные заседания, проводимые такими судьями, нарушающими ст. 6 Конвенции.

Опять же Конституционный Суд страны на мою жалобу по поводу судей-военнослужащих отвечал — т.к. конкретные факты предвзятости судей военных судов мною не приведены, то и вопрос об их независимости не может быть рассмотрен. А тот факт, что судьи военных судов являются также лицами, проходящими военную службу с ношением военной формы, не является достаточным основанием для сомнений в их независимости. Т.е. для Конституционного Суда (в отличие от ЕСПЧ) понятие «внешние признаки» не существует. Хоть я и указывал, что судебное заседание с моим участием проводил судья в военной форме в звании подполковника.

ЕСПЧ мою жалобу и по судьям-военнослужащим также признал вначале приемлемой, но потом отказал в её рассмотрении (из-за пропуска срока подачи жалобы в 6 месяцев).

Опять же, привожу тот же аргумент: если я не был прав по поводу судей-военнослужащих, то зачем «сняли» с них погоны и лишили их права прохождения военной службы в судах, как это было до 2009г.?

Намного позже я уточнял у знакомых юристов давность появления вопроса по поводу судей-военнослужащих. Этот вопрос в России поднимался в узких кругах ещё до моих жалоб в ЕСПЧ, но на международный уровень в адрес России, кажись, я первым вынес эту проблему.

Цель данной статьи – показать некую мою компетентность. Да, я согласен с тем, что моя компетентность считалась бы высокой, если бы я выиграл в ЕСПЧ все свои жалобы. Но я считаю, что и существующий уровень достаточен для доверия моим доводам, касающихся юриспруденции. Не многие могут заявить, что лично стали инициаторами изменений в Конституции и Судебной власти.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии